Warning: mysql_query() expects parameter 2 to be resource, null given in /home/users/d/doshinkan/domains/afganistana.net/admin/modules/global.php on line 36
Подготовка к бою

Алма-ата Тревога Марш Север Хара После Речеван Медрота 1980 год Замкомбриг Тора-Бора Уроды
  



 

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ

 

Отмаршировав в 1980 году Праздники 9 мая, только не падайте в обморок от смеха, в Афганистане мы, т.е. Советские войска, отмечали Великий день ПАРАДОМ (т.е. самим себе показывали какие мы непобедимые), затем был торжественный митинг, и праздничный обед. На праздновании привезли какого-то туркмена, занимавшего пост толи Первого секретаря какой-то области толи Второго секретаря, той же области. В общем, справляли 9 мая по-взрослому.  Помню, этот толи туркмен, толи таджик, стоя на трибуне что-то говорил по русский, махая кулаком над головой, слов понять было невозможно из-за сильного акцента, но последние слова выступающего мы встретили громогласным УРА, ибо его слова - СЛАВА СОВЕТСКОЙ АРМИИ до сих пор стоят в ушах.
Вечером был праздничный концерт с участием полупьяных певцов и танцевального коллектива с бабами, выплясывающими перед нами всевозможные ПА, юбки вращались со скоростью пропеллеров, а мы глядели на обнаженные ноги, панамами прикрывая возбужденную плоть и думали о Родине.
В тот же день мы получали новую мабуту. Типа америкосовской формы - карманов, с непривычки, было не пересчитать. Горная мабута стягивала ляжки, а новые ботинки (смерть душманам) мы с трудом отрывали от горячего песка, погружаясь в него по щиколотку. Выбирать под размер было трудно. Получали, как это было всегда в армии, то что есть. Не обношенные ботинки жали ноги, но мы, не обращая внимания на мазоли, расхаживали по бригаде, видя завистливын взгляды офицеров других батальонов, коим не получалось погарцевать в непривычном для советского глаза обмундировании.
Фарцевали в новой мабуте мы одни, остальных переодевать не стали. Впрочем, переодели и второй батальон. В китайские кеды. Да не простые китайские кеды. А китайские кеды с красной основой (подошвой). Сам видел идущий второй батальон в горах на операции. Узкая линия красного цвета по идее шутников из обеспечения должна была пугать басмачей.
Продолжим о концерте. Певец (не Кобзон!) пел что-то о Родине и героизме советского народа, никто его не слушал, все таращились на баб. В той ситуации, лучше бы вывели на эстраду молодых девчонок, а они бы просто стояли бы а мы на них просто бы смотрели. Польза от концерта была бы более весомой. Тот танцевальный коллектив представлял собой ДВУХ, лет сорока, теток. Но шухер в умах военнослужащих они точно навели. Их улыбки, походка, вращение тазом, лукавые взгляды, длинные косы, сапфировые сапожки, голосок, напоминающий звук весеннего ручейка, да просто их присутствие здесь, в центре войны воспринималось нереальностью, сном, бредом или еще чем-то из области психического растройства.
После окончания концерта был типа фуршет. Как всегда, "сладкое" досталось офицерам штаба и замполитам, остальные лишь облизывались. Но, когда ночь овладела бригадой и умами младшего офицерского состава, на импровизированный стол, сколоченный из ящиков от мин, была вытащена бадья с кавой (брагой), три дня ожидавшая своей участи в горячем песке пригорода Джелалабада. Рецепт: 5 литров сока, плюс дрожжи, плюс сахар. Мешается в солдатском бачке и прикрытое марлей, закапывается в горячий песок. Три дня отстаиваеться, на четвертый - пьёться.
Незамысловатый праздничный стол украшала еда, получаемая офицерами по доп.пойку, куда входил:
- сыр - 300 гр.
- сгущеное молоко - одна 5 литровая банка на троих,
- и еще что-то уж и не помню вкусное или нет.
Налитая в солдатскую кружку брага, бурлила от возбуждения, словно только что разлитое пиво, отличавшаяся от последнего напитка из хмеля более высоким градусом и более тяжелым похмельем. Организатором пьянок почти всегда выступал Князев, ибо он лишь алкоголем мог приструнить свой страх, окончательно взявший его в плен. Бражки было литров пять. Процеженная сквозь марлю, по цвету она походила на сок, из которого и была приготовленна.
Большая часть зарплаты тратилась именно на разные соки, но скупали его не от жажды, а для производства алкогольного напитка. При температуре воздуха за пятьдесят, а песка за семьдесят, брага доходила дня за три. И отсутсвие на грядущей операции начальника штаба Олейнича, скорее всего была вызвано переизбытком в организме последнего вышеназванного напитка.
Сия чаша не миновала и меня. Похмелье от интоксикации брагой было тяжелым. Настолько тяжелым, что воспринимать реальность, при всем желании, не удавалось. Князев, как всегда, пытался округлить глаза, прапорщик Шатилов, как всегда, делился с последним планами, чтобы спиздить, пока шла операция. Он всегда оставался на базе, так ни разу и не выстрелив из автомата за всё время, своего нахождения в Афганистане.
На следующий день - 10 мая в 12 часов дня, когда температура воздуха достигала 55 градусной отметки, нас всех, после вчерашней пьянки, от которой свалился с поносом капитан Олейнич (начальник штаба), построили перед районом будущих сражений, эдаким макетом места где нам предстояло 11 мая десантироваться, практически в тыл врага. Подразделения первой волны десанта усилили взводом из 4 батальона (ДШБ) л-та Суровцева. Мы были ровесниками и быстро сдружились. Но дружба наша продолжалась меньше месяца.
На фото весь 4 батальон со всеми офицерами. 
Снимок сделан в Кабуле, когда батальон вошел в состав 66 бригады сформированной 1 марта 1980 года.


Последние два года туда не ступала нога солдата Афганской армии, и решили послать нас. Как самый боеспособный батальон. Без командира батальона, без начальника штаба батальона, без командира ПЕРВОЙ РОТЫ. Стоя у макета, созданного руками писарей из штаба, за это они собственно и получали Правительственные награды, большинство из нас испытывало легкую тошноту и слабость в ногах, ибо какой офицер не отметит праздник 9 мая, не выпив боевые 100 грамм? Так как водки не было, травились КАВОЙ или бражкой. Выхлоп из-за рта от неё стоял такой, что никакой ГАЗПРОМ не нужен.
Присутствующий на постаноке боевой задачи генерал Меримский слушал командира бригады подполковника Смирнова, рассказывающего о сути операции, районе десантирования, задач первого этапа операции, огневой поддержке, поддержке с воздуха и еще он говорил много важных слов, пересказать сейчас которые практически не могу.
На фото - л-т Калиганов

То, о чём говорили на предоперационной дискуссии, в голову вползать категорически отказывалось. Типа, наш ПЕРВЫЙ батальон выброситься из вертолетов на самом краю, самого глубокого ущелья, и погонит афганских душманов вниз по течению реки, где их уже будет ждать наш ТРЕТИЙ батальон, замаскированный под редко стоящие деревья. Самое главное, смеялись местные шутники, захватить поболее веревок, чтоб пленных вязать. Слушая боевые приказы, отдаваемые суровыми голосами, так и хотелось выкрикнуть: - Смерть фашистам!
Но, боюсь, меня бы тогда никто не понял. 
Все думали об одном. Когда закончиться эта пытка загаром? Вопросов об операции и по её проведению ни у капитана Косинова (И.О. командира батальона), ни у капитана Князева (И.О. начальника штаба батальона) не было. А откуда могли появиться у них вопросы, если место, где эти самые вопросы зарождались, было затоплено брагой. Ни до этой операции, ни после мы больше никогда не пили перед боем. Но ведь и командование после Великих праздников, священных для русского человека, больше никогда не планировали операции. Так сказать эта стала комом. А ведь её можно было перенести. Дождавшись пока вылечится Олейнич (нач. штаба), и вернется из Москвы Перевалов (комбат). Дня на два. На поезд мы-то не опаздывали.
Часа в два, наконец, разошлись. Мабута пропиталась потом. От солнечного удара спасал навес из массети. Капитан Косинов, как распустили всех офицеров бригады, собрал офицеров батальона и еще раз поставил боевую задачу.
Распределил группы десанта. Кому какой борт достанется. В какие нагрудные карманы вложить записки со своими фамилиями (если убьют, чтобы опознали КОГО?), группой крови (если ранят, чтоб знали, что вкачивать) и домашним адресом (а это чтоб знали куда труп отправлять).
Затем нас ждал обед. Горячий борщ, горячее второе и компот. Есть нехотелось. Воздух прокалился до 50 градусов, а борщ был градусов на десять теплее. И в глотку не лез. Выдержав пытку обедом, направились по палаткам. Спать. Но не спалось. Жарко.
По территории бригады проходила труба, через которую шла вода (техническая), бывшая частью ирригационной системы провинции, построенной нашими специалистами. Напор из трубы был не слабый. Раздевшись до гола - а кого стесняться, машинистки в этих краях не шастали, стали принимать водные процедуры. До тех пор, пока не потянуло на сон. Вечерами, по традиции, ожидался очередной раунд карточных игр. Под свет фонаря, питавшегося от аккумулятора, начали раунд, одновременно уничтожая остатки браги, булькавшей на дне солдатского бачка.
Легли спать, когда солнце давно упало за горизонт. Подъем ожидали в три часа. И дождались. А я блин, только заснул.
Крики "подъем" раздавались по всей бригаде. Хотя стояла темень, чувствовалось как перемещается огромная масса народа по территории войскового соединения, присутсвие начальства ощущалось кожей. Генералов десять, не менее, как и при поднятии части по "Боевой тревоге" в Алма-Ате, они разве что не кусались. Некоторые молча вышагивали по импровизированному плацу в окружении телохранителей (тогда - денщиков) вооруженных АКМСУ.
В полной темноте роты медленно строились перед палатками. Затаренные боеприпасами и сухпаем, молоденькие солдатики сгибались под тяжестью неподъемного груза. Каждый получил два боевомплекта патронов, две гранаты Ф-1 или РГД в мешках лежал сух пай: три-четыре банки каши, тушенка, буханка хлеба, фляжка с чаем. К вещьмешку пристегнули по две 82 мм. мины. Еще сонные, они напоминали стадо баранов, которых подгоняли криками пастухи-офицеры.
Неожиданно воздух наполнился рвущим перепонки уха звуком. Вспыхнули десятки прожекторов, освещая место посадки МИ-8. Медленно, словно чудовища из фантастического мира, на поле за трибуной садились вертолеты десанта. Я шел в первой волне, и внутренняя дрожь, охватившая меня не позволяла замолкнуть даже на минуту.
Подгоняя своих бойцов криками, я понесся в сторону упавшего с неба транспорта, раскрывшего перед нами своё прожорливое нутро.
- Какой борт? - прокричал встреченный мною старший офицер без знаков различия. Я отбарабанил ответ, на что тот кивнул головой, и я со своими пацанами влетел в десантный отсек МИ-8. Через мгновение почувствовал, как нас подбросило в воздух. Заложило уши. Испуганные глаза солдат, смотрели на меня, как на Исуса Христа ожидая чудес. Но чудеса начнуться позднее, а сейчас мне хотелось лишь одного. Спать.
Продолжение следует...
 Вернуться.


Нравится Друзья
 

Дата: 19.10.2017 г.
Время: 10 ч. 04 мин.

19 Октября 2017 г.
Пн   29162330
Вт   310172431
Ср   4111825   
Чт   5121926   
Пт   6132027   
Сб   7142128   
Вс18152229   

на сайте
Гостей: 30
Пользователей: 0
Поисковых роботов: 1
Yandex;
Всего: 31

[AD] [AD] [AD]
[AD] Раскрутка сайта, контекстная реклама [AD] [AD]
Проверить тиц и PR free search engine website submission top optimization

                                                                                © 2007-2017 г. Все права принадлежат Котову Игорю Владимировичу и защищены Законом.