Warning: mysql_query() expects parameter 2 to be resource, null given in /home/users/d/doshinkan/domains/afganistana.net/admin/modules/global.php on line 36
Алма-Ата

Алма-ата Тревога Марш Север Хара После Речеван Медрота 1980 год Замкомбриг Тора-Бора Уроды
  



 

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ

 

                                                                Алма-Ата. Осень. Октябрь 1979 года.

Каждый вечер имел свою перспективу. Но только не этот. Лишь двое суток назад я приехал в Алма-Ату для продолжения службы в 186 мотострелковом полку или вч 77800 и сейчас, возвращаясь в себе в общагу, заблудился на подходе к ней. Темные, неприветливые улицы, по которым я шел под завывание ветра, пронизывающего насквозь, вызывали отвращение к этому городу, где мне предстояло служить. Попытка найти хотя бы одну столовую, где можно было поесть после 20.00, привела в потере ориентации в пространстве, и как итог – блужданию по незнакомым улицам.
Низкие тучи, словно демоны, кружились над городом изрыгая струи мокрого снега с дождем. Под сапогами булькала грязь, расползаясь под каблуками. Желудок сжимался до размера обручального кольца, периодически напоминая о себе неприятными болями. Тогда мне хотелось тепла и уюта. И еды.
- Не надо было тебе выходить, - нудило мое второе я, существо настолько гнусное, что иногда мне хотелось его придушить.
И если впечатление от этого вечера и могли скрасить приключения на задницу, то ждать себя они не заставили. Троих парней я заметил лишь тогда, когда чуть не поцарапал своим бортом их корму. К девяти часам вечера в Алма-Ате становилось настолько темно, что черный квадрат Малевича сливался с окружающей средой.
- Эй, - это тебя, беги, пока не поздно, опять загундосил мой вечный оппонент, но я остановился. Назло обстоятельствам, назло ситуации момента и заодно и назло своему второму я.
- Вы меня?
- Дай прикурить, парень…, - не самый высокий из тех троих, что стояли на моем пути, подошел ко мне, дыхнув перегаром в лицо. Из них он был самый старший. Лет около тридцати, но их казахов не поймешь, сколько им лет, у всех один возраст. Другой, что повыше, был настолько пьян, что стоял, держась за мокрый от дождя деревянный забор, опустив голову к земле. По ощущениям, недавно отблевался. Еще одного парня, самого молодого, не достигшего и восемнадцати лет, увидел слева от себя, как мне тогда показалось, немного напряженного.
- Не курю.
- А деньги есть? – продолжил собеседник и неожиданно, я успел заметить боковым зрением, нанес мне удар в левую скулу, так, что мне не удалось отклонить голову, чтобы смягчить его. Скользнув по челюсти, костяшки пальцев обожгли кожу.
Подчиняясь рефлексу, я выбросил от бедра вперед руку, мгновенно встретившую подбородок нападавшего, сильно раскрутив бедра, так как и учил Нгуен, чувствуя, как мои костяшки уткнулись в твердую преграду. Практически сразу же раздавшийся хруст костей остановил остальных от необдуманных поступков.
Сцена, как у Гоголя, и тишина….
- Как пройти до АВОКУ? – пока  кровь не наполнилась адреналином и не сорвала голос, спросил я. Словно ничего не случилось.
- Прямо, километра два…, - тихо ответил молодой парень, голосом близким к панике впечатленный ответом, и практически потерявшим ко мне интерес.
- Спасибо, - ответил, чувствуя как сердце, готовое вырваться из груди, начинает перекачивать тонны крови в таком бешенном ритме, что дойти до части за десять минут представляется мне плевым делом.
Еще не замерзшие лужи отражали мои подошвы и меня, когда я смотрел под ноги. Сейчас мне кажется, что именно в тот момент дьявол стал точить на меня рога.
Рассположенный в низине, окруженныйгорами город резко отличался от Тбилиси, в котором я вырос. Широкие магистрали, улицы полные узкоглазыми, словно ты попал в Японию или Китай. Рестораны - где спускали получки холостяки, были полны ЖЕНЩИНАМИ, что также резко отличалось от Грузии, где нехватка женского полы в конечном итоге привела к РЕВОЛЮЦИИ.
Помню сидели в ресторане я, Лешка Акимов, и еще кто-то из мужчин 186 полка. Пили пиво, затем водку. Танцевали, прижимаясь к сиськам казашек, снова пили (иногда закусывали), и тут к Лёше подходит казах и предлагает ДЖИНСЫ! У того глаза загорелись,ДЭФИЦИТ! Ну и купил. Когда пришли в часть, решил померить. Не влез. Но оставил как память - не продал, как Родину которую позднее продавали все, кому не лень. Вот что значит МЕЧТА.
Там-же в Казахстане впервые пошел на настоящую тренировку по каратэ.
Ёй,хаджимэ, ямэ....- захватывало дух. Изучаю боевое искусство в Центральной Азии. Кто учил уже не помню. Кажеться, какой-то коричневый пояс. Ни имени, ни фамилии память не удержала в мозгах. Ну и ладно...
                                                                     Боевая тревога. 23 декабря.
Мелкая поземка колючего снега стелилась над землей, обнажая черное тело асфальта, швыряя в лицо колючую шрапнель. Идешь до казарм всего пять минут, а такое ощущение, что целый час. Хотя она расположена от офицерского общежития на расстоянии не более чем в паре сотен метров, преодолеть их, особенно при встречном ветре было делом непростым. Не знаю как другим, но для меня это была первая настоящая зима со снегом, который можно слепить в снежки. Зима в столице Казахстана, славшегося своими яблоками, мало походила на зиму в Тбилиси, с его вечной промозглой осенью, когда ветра мешались с дождем или мокрым снегом, где я вырос. Хотя оба города чем-то напоминали друг друга. И тот и этот были окружены горами.
Поучив назначение в САВО после окончание военного училища, передо мной открылась дорога, по которой я мечтал идти по крайней мене лет двадцать пять, служа своему Отечеству верой и правдой, или насколько хватит сил. Пока не произошло событие, перевернувшее не только мой, но и весь остальной мир, с ног на голову.
Алма-Ата в переводе на русский – отец яблок, лежал сразу за воротами воинской части 77800, в простонародье «семь на восемь», наблюдая из-за забора за странными делами, происходящими внутри «паркетного полка» номер 186. В Советской армии существовало два типа полков, обыкновенный и «паркетный». Визуально между собой практически не отличаясь, они, тем не менее, внутри себя были столь не похожи, что, попадая из одного типа подразделения в другой, следовало проходить как минимум месячную адаптацию.
Событиями, когда медленное течение армейской жизни в вышеназванной части нежданно прервалось тревожным криком дежурного, от которого перехватило дыхание и заставило пульс стучать чаще обычного, переходя в некое состояние, известное психологам как ажитация, хотя разумная часть населения назвала бы его волнением, был полон мой «паркетный» полк.
Бегущие по части солдаты вперемешку с младшими офицерами, с мелькавшими между ними майорами и подполковниками, что само по себе удивительно для Советской армии времен СССР, несли в себе некий импульс неизвестного, страшного, от которого срывается голос, рождая в мозгу картинки ужасней предыдущей. От рваной работы мозга, выбрасывающей в кровь огромное количество адреналина, закупоривающего вены, слабели мышцы и тупая боль, достигшая гортани, вызывала спазм. 
Впервые это слово произнес посыльный, рядовой Мамедов, по долгу службы оказавшийся в расположении офицерского общежития, известное как «ночлежка». Разбудив офицеров своей роты, когда стрелки часов едва не достигли цифры двенадцать, спавших после бурно проведенной ночи (как-никак воскресенье) по приказу командира второй роты старшего лейтенанта Какимбаева, он выдохнул.
- Война, - и мгновенно утихли разговоры практический во всех соседних комнатах, отгороженных друг от друга тонкими переборками стен из фанеры. Отчего-то сразу стало неуютно. Те, кто не расслышал его, переспросили у мгновенно притихших товарищей, заинтересовавшись их неожиданно побелевшими лицами.
- Война.
 Расположенный на задворках столицы, полк состоял из нескольких одноэтажных казарм барачного типа. Офицеры или снимали жильё за 50 рублей в месяц у казашек, которых и драли между службой, или жили в офицерском общежитии. В общик комнатах на 3-4 человек. Делили между собой все. И одежду, и форму. По воскресеньям, как правило, ходили в рестораны. Пить и снять красавиц. Перед тем, как она тебе даст, ты поешь её до бессознательного состояния. И всё.
Мне удалось пару раз сходить на ихний ВДНХ. Один раз толи в зоопарк, толи в цирк. Не помню. Доезжать до центра было фатально сложно. Тогда не было маршруток, только городской транспорт. Вот на нем и перлись в город молодые и старые офицеры. С женами и детьми.
Понравилось на катке Медео. Красотища... Идешь по ступенькам часа два... и вот, она красота! И горы совсем рядом. Только протяни руку.
Но я кажеться отвлекся, так, на чём я остановился... ах да, на войне....
И так - ВОЙНА!

 


Нравится Друзья
 

Дата: 19.08.2017 г.
Время: 21 ч. 45 мин.

19 Августа 2017 г.
Пн   7142128
Вт18152229
Ср29162330
Чт310172431
Пт4111825   
Сб5121926   
Вс6132027   

на сайте
Гостей: 28
Пользователей: 0
Поисковых роботов: 0
Всего: 28

[AD] [AD] [AD]
[AD] Раскрутка сайта, контекстная реклама [AD] [AD]
Проверить тиц и PR free search engine website submission top optimization

                                                                                © 2007-2017 г. Все права принадлежат Котову Игорю Владимировичу и защищены Законом.