Warning: mysql_query() expects parameter 2 to be resource, null given in /home/users/d/doshinkan/domains/afganistana.net/admin/modules/global.php on line 36
Орден Ленина

Алма-ата Тревога Марш Север Хара После Речеван Медрота 1980 год Замкомбриг Тора-Бора Уроды
  



 

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ

 

                                                           Орден Ленина.

Имя этого деятеля 20 века известно многим, в основном историкам, старым пердунам и их женам.  В советское время эта железяка – Орден Ленина, пользовалась спросом у всех военнослужащих. И по шкале приоритетов твердо занимала первое место. Ныне у молодых – иные герои. Как сейчас помню, уезд Сурхруд всегда был гиблым местом, как для афганской армии, так и для нас – шурави.  И мы сами к этому приложили все свое старание. Именно туда мы и должны были направиться. Вскоре.
Очередная операция проводилась в составе бригады с задачей уничтожить ранее не уничтоженных врагов революции славного Афганистана, а заодно предоставляла шанс пополнить свой багаж награбленным товаром за счет прочесываний местного населения, как по вертикали, так и по горизонтали.
К тому времени я вернулся, вылечившись от тифа практически полностью, и рвался в бой, как римские легионеры против Карфагена, не думая ни о себе, ни о своей жизни. Хара воспринималась неким листом бумаги, давно перевернутым в книге бытия.
Как вы догадались, операция проводилась опять в Сурхруде.
Чтобы не тревожить бога войны, шли по сухому дну некогда бурной реки, расписанные по штурмовым группам загодя в бригаде, тихо, насколько это было можно, начав движение ранним утром, мечтая к середине дня уже взять этот грёбаный уезд. Сил хватало. Танковый батальон, и два пехотных, наш первый и третий,  на броне вползли на территорию контролируемую духами не только ночью, но и днем. По пути постреливали. Как без этого? И довольно плотно. Но мы привыкли и почти не прятались, зная какие духи снайпера. Хреновые…
К вечеру разбили бивак в километрах пяти от гор, у подножья которых застыли лачуги дехкан, и принялись заниматься самым важным для войны делом – ужинать. Уйдем мы отсюда через месяц, на награждение орденом Ленина, но я снова опережаю события, ибо до операции в Сурхруде, как впрочем и до того как бригада номер 66 (почти число Зверя) получит Орден Ленина, произошли события настолько важные, что пропустить их грешно.
Событие № 1.
За десять дней до начала марша в Сурхруд, мы стояли на аэродроме, охраняя его от духов. Практически бездельничая. Стояли уже месяца два или три. Не помню. Именно на аэродром я приехал из Кабульского госпиталя, продолжив, так сказать, период адаптации духа и реанимации сознания (реабилитации?).
Охрана объекта, как и в наше время, представляла нам шанс выспаться, отдохнуть, и покуролесить. Но для второго и третьего нужны были деньги. А их не было. Зарплата задерживалась, а душа требовала зрелищ и хлеба.
План созрел мгновенно – духи покупали топливо всегда и хорошо, недаром майор Титов, ответственный за бензин и соляру в батальоне, постоянно требовал от командиров рот отчеты по расходу ресурсов. Скажем, рота старшего лейтенанта Какимбаева прошла километров сто, тот пишет отчет по расходу ГСМ, а майор Китов такую же писульку отправляет уже в штаб бригады, но вместо 100 км, пишет 200. А бензовоз – вот он, всегда под рукой. И всегда полон, если конечно, майор Китов пьян, а если трезв – горючее исчезает в закромах, как говориться, Родины. Причем роль Родины исполнял ближайший душманский базар.
Так о плане, разработанном мной, как самым молодым офицером в батарее, выполнялся он также мной. А был он таков. Берем несколько бочек, заполняем их водой, сверху полив бензином. Создавая в них ощущение наличия ГСМ при его полном отсутствии.  Бензина действительно было мало, все остатки забирал себе Китов, но он не знал о предпринимательском духе, витавшим над аэродромом, где стоял наш 1 батальон.
Начало операции решили провести в 11 часов ночи, когда все начальство спит. Взяв ГАЗ-66, я, с тремя бойцами, один из которых владел афганским языком, нагрузившись бочками с водой рванули в Джелалабад на ярмарку советского раздолбайства. Отрезанная голова зам. по вооружению бригады забылась.
Шли с потушенными фарами, до города было около 10 километров, на скорости под 80 км в час. Благо трасса было ровной, как наши мысли. Луна еще не выглянула, поэтому мы спешили, если выглянет – нас будет видно за несколько километров. Жажда наживы гнала нас в спины попутным ветром.
А вот и огни города. Все смотрят на нас как на сумасшедших. Мы машем в ответ руками, показывая свои мирные намерения. Проходивший мимо меня дух с автоматом АК-47 чисто по инерции также махнул мне рукой. Я ответил. Да… среди духов попадались тугодумы.
А вот и рынок. Заезжаем за угол, и, кивнув подбежавшему афганцу, начинаем сгружать бочки на землю, рассчитывая продать воду минут за пять. Всех трясло, как в лихорадке. От избытка адреналина. Продали за две, не торгуясь, получив вместо воды пачку дензнаков. Думаю, нас бы всех изнасиловали, если бы додумались открыть крышки бочек. И думаю, не один раз. Но нашим жопам тогда повезло.
Драпанули мы от духов также быстро, как и примчались туда. Вокруг свет, работают магазинчики, духи пьют кофе и курят кальяны, рядом лежит оружие, а тут шурави. Как говориться, «здравствуйте, а вот и мы». И множество непонимающих глаз, смотревшись на нас одновременно, и со страхом и с ненавистью.
Пачку дензнаков я поделил на четыре части. Одну из них отдал бойцам. Остальное взял себе. Две из них принадлежали Князеву Юре – командиру батареи. Возвращались мы из Джелалабада довольные, как мартовские коты. Живые и при деньгах. Спасибо Аллаху.  Но на аэродроме нас ждал сюрприз.
Событие № 2.
Одновременно с моим отбытием в город за деньгами, Князев и Попов (командир взвода управления – 32 года, старший лейтенант, рост 160, вес 90) решили начать готовиться к дележу добычи, начав с водки. После второй бутылки, когда им мерещились деньги уже в кармане, между ними возник конфликт интересов, итогом которого стала простреленная жопа старшего лейтенанта Попова Павла Фадеевича.
И тут возвращаюсь я с рыбалки. И прямо на бал. Полный старшего и не совсем офицерского состава из штаба батальона. Далеко не трезвый капитан Олейнич – командир батальона с майором Китовым уже начали пьяный разбор полетов. Точнее, будучи пьяными, начали разбор полетов. Вот так.
- Вы какого хуя здесь делаете? – обратился ко мне майор Китов, но вспомнив, что я часть минометной батареи, мгновенно отвернулся, делая вид, что и не задавал мне никаких вопросов.
Постояв так минут пять, оба развернувшись на 180 градусов отправились в штаб к себе. Допивать. Попова уже увезли, а от Князева ничего нельзя было добиться. Даже пытками. Он валялся на спине, грязный, обмочившийся в одном из фанерных домиков и стрелял в небо, выпуская в звезды третью пулю. Подойти и разоружить его побоялись и майор Китов и капитан Олейнич. Затем, зачем-то приложил к виску срез ствола, но так и не решился нажать курок.
Внезапно, его безумные глаза полные водки бессмысленно посмотрели на меня, пытаясь понять, кто это стоит? Не поняли….
- Дайте пистолет, - я присел рядом и протянул руку, отобрав оружие, которое ему уже не понадобиться.
- Комбат приказал вести его в медсанбат, - один из водителей уже завел машину и, разбрасывая дисперсную пыль из-под колес, обдал ею и светом фар меня, остановившись рядом.
- Сказал, так сказал, - согласился я и, помог окончательно свихнувшемуся капитану влезть в кабину, затем влез следом за ним, устроившись на капоте. – Поехали….
До Шармайхеля – нашей медроты было минут двадцать пути. Считай совсем рядом. Да и поездка могла быть вполне комфортной. Ночь. Звезды. Ветерок. Вот только если бы капитан Князев не обосрался.
Дальше ничего писать не буду ибо, как и тогда, опять начинает тошнить. Еще раз, до того момента, как он окончательно покинет дружественный Афганистан, я встретил его на базе в бригаде. Стараясь изобразить из себя заботливого папу, он так и старался мне угодить, настырно объясняя, что я должен делать в первую очередь, командуя батареей.
Мне искренне было жалко это уже старого капитана, неуклюже пытавшегося сгладить расколотые его говнистым характером наши отношения. Я помню как на прощание пожал его сухую ладонь, а потом долго мыл руки в реке Кабул, проносившей свои воды мимо расквартировавшейся на берегу бригады. За одну ночь батарея потеряла практически всех своих офицеров (с ударением на второе О).
В той Сурхрудской операции я выполнял обязанности и командира батареи, и командира взвода управления и старшины. Первый раз в жизни. За всех. На боевой операции, в которой батарея понесла потери. Убило двоих. Одного из которых застрелили свои. Того самого туркмена, который насиловал молоденьких солдат.
Это был худющий, но исключительно нахальный тип из числа туркмен, в совершенстве владеющий фарси. Был он как бы при командире батареи, снабжая его: то ногтерезками, то баночкой «фанты», то фирменными сигаретами, то еще чем. Моя попытка поставить его в строй натыкалась на жесткое противодействие со стороны Князева Юры. Порой этот туркмен даже на вечернюю повестку не являлся, а появившись, тащил Князеву что-то из съедобного, которое последний использовал по прямому назначению. Т.е. ел.
Уже позднее, я узнал (когда остался единственным офицером в батарее) что он был и уродом, насилующим молодых солдат. Кто сопротивлялся ему, избивал. Как правило, насиловал он забитых русских пацанчиков из глубинки СССР, не имеющих земляков, физически слабых, и не способных к сопротивлению. Но нарвавшись на молодого земляка, получил очередь из автомата в живот, и подох, как скотина в песках Сурхруда.  
Каждому – своё. Так кажется звучит надпись на воротах Освенцима. Афганистан и был НАШИМ ОСВЕНЦИМОМ.
Понравилась формулировка сопроводительного письма отправленного родителям этого туркмена замполитом одной из рот, выполнявшего роль замполита батальона. «Погиб, прикрывая отходивших солдат». Но орден этот гад почему-то не получил. Странно. В Афганистане моего периода большинство пидарастов Ордена получали.
В той операции погиб смертью героя и пнш батальона Шацких Юра. Вот уж действительно, смерть смерти рознь. Он был настолько мужественный человеком, что казалось, Смерть сама боится его. Щуплый, он обладал особым даром быть другом, хотя и принадлежал к командованию батальона.
Ночной бой самый сложный для любой армии мира. Ночной бой – как лакмусовая бумажка высвечивала суть человека. Капитан Шацкий перебегая поле под огнем противника, нашел свою пулю. Он умер мгновенно. На поле брани. Как воин. Лицом к врагу.
А за несколько суток до гибели капитана Шацкого четверо ублюдков в советской форме, там же в Сурхруде, ночью побывали в ближайшей деревушке, где изнасиловали и расстреляли 8-летнюю девочку, а заодно и всю её семью. Узнав про сей случай (а узнали они исключительно от территориального управления афганского ХАДА – службы безопасности), в батальон примчались все генералы, какие в тот момент числились в Афганистане (некоторые за этот приезд получили государственные награды). Шухер я вам скажу, был что надо. Трясли всех и не только за мошонку.
Если бы не ХАД про этот случай вообще никто бы не вспомнил. Росчерк войны, каких на полотне полкового знамени бригады было сотни. Знай бы только свои, – уж точно никому бы не сказали. А на хрена самому себе рыть могилу? В Советской Армии был закон – за нарушение в подразделении отвечал командир подразделения. В преддверии награждения Орденом Ленина, и такой казус? Полный Шармайхель.
Тогда, на следующий день после того преступления, в духи записалось всё взрослое население Сурхруда. 
Был военный трибунал. Специально приехал из Москвы. Второй раз в жизни (первый был Нюрнберге). Тем четверым гадам, дали от расстрела до 13 лет. На их фоне, расстрел говнистого туркмена из первой минометной батареи забылся, хотя молоденький солдат, нажавший курок, которого домогался этот пидор, получил свои 10 лет.
А еще через пару недель 66 бригада получила Орден Ленина, как самое заслуженное подразделение Советской Армии. Всё было чинно. По-военному скупо и трогательно. Знамя было поцеловано. Перед ним постояли на коленях практически все политработники. У них это получалось лучше всех. Со стороны показалось – помолились.
Интересно, а что происходило в НЕ заслуженных полках и бригадах 40 армии? Подумать страшно….
    
 



Нравится Друзья
 

Дата: 17.12.2017 г.
Время: 12 ч. 51 мин.

17 Декабря 2017 г.
Пн   4111825
Вт   5121926
Ср   6132027
Чт   7142128
Пт18152229
Сб29162330
Вс310172431

на сайте
Гостей: 36
Пользователей: 0
Поисковых роботов: 2
Yandex; Bing;
Всего: 38

[AD] [AD] [AD]
[AD] Раскрутка сайта, контекстная реклама [AD] [AD]
Проверить тиц и PR free search engine website submission top optimization

                                                                                © 2007-2017 г. Все права принадлежат Котову Игорю Владимировичу и защищены Законом.