Алма-ата Тревога Марш Север Хара После Речеван Медрота 1980 год Замкомбриг Тора-Бора Уроды
  



 

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ

 

                                                                Декабрь 1980 - Январь 1981 года.


Новый этап операций, начинался ранней весной, когда перевалы освобождались от снега, открывая козлиные тропы, ведущие через границу, по которым и шел экспорт оружия, все больше досаждавший нам. Именно в 1981 году нам объявили, что духа поступили ракеты «земля-воздух» американского производства «Ред-Ай». После этого заставить вертолетчиков снижаться до 500 метров, для прицельного бомбометания можно было только молитвами. 
Как всегда самыми проблемными уездами были Сурхруд, Кама, Лагман, которые, не как на севере – Тулукан, Рустак и Файзабад, мы не могли взять в течение нескольких лет. И по моему, никогда и не брали. Даже в самом Джелалабаде наша власть сохранялась лишь днем, а ночью переходила духам.   
Возвращаясь на базу с Гапаненком Витей, мы подорвались на фугасе. Ехали на броне, и потому никто не пострадал, если не считать смещение позвонков у пары бойцов, да легкого сотрясения мозга у механика-водителя. Случилось сиё чудо  в самом конце января, а в феврале уже со мной персонально случился казус в виде воспалившегося аппендицита.
Операцию делали в медсанбате, на местном наркозе, помню боль была адская, ибо все, о чем переговаривались хирурги, я слышал, и даже пытался комментировать их работу. А спустя пару недель, когда шрам загноился, я заболел тифом и был отправлен в Кабул до полного излечения. Посему часть операций, проводимых бригадой, в этот период пропустил не по собственной воле, но по болезни.
Как попал в госпиталь в Кабуле – не помню. Был в летаргическом сне. Очнулся в палатке. Один. Холодно. Грязно. Пакостно на душе. Особенно по ночам. Лишь на третьи сутки ко мне подошли врачи. И то ненадолго. Подтверждая когда-то кем-то сказанную фразу, что, мол, при всем старании врачей, пациент выжил. Все это время я практически не ел. Во-первых, не было сил поднять ложку, во-вторых - не кормили. Раз в день приносили какую-то бурду желтого цвета, от вида которой тошнило по-взрослому.
Госпиталь, расположенный некогда там, где стояли и мы под Кабулом, у конюшен, представлял собой мини-клоаку, где санитары из числа солдат творили всё, что им вздумается. Если офицер или (что мало вероятно) замполит, прибывал со своим чемоданом или вещами, имеющими стоимость, санитары накачивали последнего наркотиками или еще какой гадостью, затем рылись в его вещах. Забирая все более-менее ценное.
Мой тревожный чемодан прибыл со мной, и этот факт стал для него фатальным. Кроме обязательной зубной щетки, я взял с собой (зная нрав прапорщика Шатилова воровать чужие вещи) пару джинсов и куртку с эмблемами НОТОВских войск. Это была моя ошибка.
Помню ту первую ночь, словно была она недавно.
Меня трясло как в лихорадке, холодный пот струился по телу, ночами под Кабулом было достаточно прохладно. Печка – буржуйка не топилась. А в феврале, как стемнеет, доходило до минус десяти градусов. В палатке я лежал один на одной из пяти коек. Грязный земляной пол, холод, пронзающий насквозь, трупный запах, проникающий в сознание и мерзкое чувство безысходности. И никакой охраны.
Тиф. Это почти приговор. Мгновенно теряешь вес, жуткий понос, температура под сорок и липкий пот, доводящий до безумия. Иногда впадаешь в кому. Мир воспринимается как сон, стирая грани между реальностью и бредом. Пожелай Смерть забрать тогда мою душу, я не стал бы особо сопротивляться.
Они вошли в палатку часов в десять вечера. Я не видел, сколько их было, только слышал голоса. Далекие, нереальные, глухие.
- А если проснется?
- Исключено. У него тиф, я дал ему…. Нет, не проснется.
Попытка повернуть голову в сторону говорящего, была легко пресечена чьими то заботливыми руками, накрывшими мою голову байковым одеялом. Чтоб не видел, а за одно, и не слышал того, что слышать не положено. Но я слышал всё.
Около получаса они рылись в моих вещах, примеряли джинсы, смеялись, переговариваясь о чем-то своем. Тусклый свет ночника освещал воровство, но я не мог даже взглянуть в их сторону, мешало одеяло, которое не было сил сбросить с глаз, настолько был слаб и немощен. Руки и ноги стянуло невидимой цепью. Да еще этот проклятый озноб жестко сковал мое сознание. Лишь из глаз текли слезы злости. Из-за своей беспомощности.
Пришедший на четвертый день врач, внимательно осмотрел меня, что-то говоря санитарному брату, стоявшему неподалеку, тот механически отвечал и голос его мне почему-то показался знакомым, хотя видел я его первый раз в жизни. Ну да, ладно. Каждый берет трофеи там, где может.
Проехали….
Условия для существования, а тем более для лечения отсутствовали полностью. Утром - таблетки, в обед - таблетки, вечером - таблетки. Ежедневно уколы. Капельница. Грязь. Холодно. Печка не топится. И не топят. А у самого нет сил. Проклинаю себя, что приехал в Кабульский госпиталь.
От одиночества едет крыша. Вылечился на одной злости. Она мне в жизни часто помогала. Выезжал на ней в таких ситуациях, что иной мог голову потерять. Спустя пару недель пошел на поправку.   
Не буду говорить, насколько противно было лечиться, пока твои близкие гибнут в боях, но спустя некоторое время, ближе к концу марта я вернулся, встретив новых людей, как солдат, так и офицеров, и с радостью узнал, что все мои друзья живы и здоровы.
Возвращение было полно такими-же приключениями, как и вся предыдущая жизнь. Для начала я попал на Кабульский аэродром. Узнать, что лелит в Джелалабад. Не летело ничего. С колонной, отпраляющейся из Кабула в какой-то кишлак по пути в Джелалабад, доехал до половины пути. Почти сутки проторчал в какой-то части. По сравнению с нашей, 66 бригаой, никакого отличия. Те-же "гандоны" замполиты, то-же отношение к солдатам. 
Спустя сутки поймал какого-то нашего Советника на УАЗ, летевшим на скорости 100 км/час в сторону, которую мне и надо было, подбросившим меня до Джелалабада, а там встретил БМП-2, выехавшую на вольную охоту в город, на которой и вернулся на аэродром, охраняемый нашим, первым батальоном.
Почти трое суток добирался до своих. Без оружия.... дурак....  

 



Нравится Друзья
 

Дата: 28.04.2017 г.
Время: 17 ч. 03 мин.

28 Апреля 2017 г.
Пн   3101724
Вт   4111825
Ср   5121926
Чт   6132027
Пт   7142128
Сб18152229
Вс29162330

на сайте
Гостей: 28
Пользователей: 0
Поисковых роботов: 1
Google;
Всего: 29

[AD] [AD] [AD]
[AD] Раскрутка сайта, контекстная реклама [AD] [AD]
Проверить тиц и PR free search engine website submission top optimization

                                                                                © 2007-2017 г. Все права принадлежат Котову Игорю Владимировичу и защищены Законом.