Warning: mysql_query() expects parameter 2 to be resource, null given in /home/users/d/doshinkan/domains/afganistana.net/admin/modules/global.php on line 36
Бой в Харе 11 мая 1980 года

Алма-ата Тревога Марш Север Хара После Речеван Медрота 1980 год Замкомбриг Тора-Бора Уроды
  



 

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ

 








 



На фотографии
: Шевляков Вячеслав,  Владимир Лаврушко,  Тафик Атабаев,  Геннадий Абдикеев,  Юрий Токарь,   Анатолий Федченко (умер)   Бахытбек Смагул,   Шынарбеков Болыс,   Деревенченко,  Чоруев Тагир, ст. л-т Сергей Заколодяжный, Дидык, л-т Игорь Котов, Яхьяев Бурганитдин

                                              
                        НА ФОТО НЕТ ЛЕЙТЕНАНТА БАРАНОВА ИГОРЯ. ОН - ВОСЕМНАДЦАТЫЙ - умер в 2009 году.
5.42 минуты - В составе первой волны десанта - 1 рота под командованием старшего лейтенанта Заколодяжного. В ней: заместитель по политчасти старший лейтенант Шорников. Командиры взводов: старший лейтенант Сальков, лейтенант Баранов. Два минометных взвода. Командиры взводов лейтенант Суровцев, лейтенант Котов (я). Численность группы 84 человека. Ближайшие вершины заняты в течении 30-40 минут. Высоты около 2.500 - 2.800 метров над уровнем моря. Темно, как у негра в жопе.
 


5.55 минут - Десантирование второвой волны десанта началось практически без паузы. 2 и 3 рота 1 батальона радостно попрыгала на маковое поле, истоптанное нашими ботинками. Штаб батальона в составе капитана Косинова и капитана Князева затерялся где-то в середине массы вооруженного народа. Первые выстрелы раздались с момента касания вершин первых-же лучей солнца.

6.30 минут - Выдвижение основных сил десанта в боевом порядке в сторону 3 батальона, находящегося в засаде в 3-5 км. ниже по течению реки Баркандай было дружным. Поднятая пехотой пыль легла на плечи последнего солдата, скршегося за изгибом дороги спустя час, как первый советский солдат коснулся земли в этом ущелье. 
2-2,5 км, где встретили яростное сопротивление со стороны моджахедов. Стрельба раздавалась минут сорок - пятьдесят. Мы в это время сидели на вершине и ... спали. Солнышко, тишина, благодать, мать её.

7.25 минут - Расстрел солдатами 1 роты двух подростков, выполнявших разведовательные функции случился пол восьмого утра и стряхнул идилию, взявшую в полон большую часть десанта. Почти час прошел как основные силы исчезли за поворотом. Я спустился к ближайшему дому, стоявшему ниже нашего местоположения, метров на двести. Со мной пошло двое солдат. Один из них - рядовой Деревенченко. Он весь последующий бой постоянно был рядом.

8.40 минут - Наконец поступила команда "Дорога" для находящейся на вершине горы 1 роты, взвода АГС и двух минометных взводов для соединения с основными силами батальона. На целый час и даже более о подразделении ст.л-та Заколодяжного просто ЗАБЫЛИ. Забывчивым оказался капитан Косинов Володя, исполнявший обязаности командира батальона.

8.45 минут - Первым, по приказу Зэка, выступил разведдозор во главе с лейтенантом Котовым (то бишь со мной).
8.55 минут - Мои парни спустились с год минут через 10 - 15. Тропа позволяла идти достаточно быстро. За мной силы десанта разделились. Часть бойцов пошла со старшим лейтенантом Заколодяжным вдоль хребта (взвод АГС) остальные - со старшим лейтенантом Шорниковым. Впереди всей этой группы шел я. Последним - плелся взвод л-та Суровцева (ДШБ), выступивший спустя минут двадцать. Для него это стало фатальным. Именно этот взвод принял на себя основную силу удара духов.
 

Пацаны из взвода АГС - участники боя.

9.15 минут - У реки мои ребята набрали воды и двинулись дальше. Не скрываю - постреливали. Но как-то вяло. Идущие за нами пехотинцы сгрудились у реки, нам-же удалось отойти от водопоя метров на пятьдесят. И тут раздалось требование ст. л-та Шорникова строиться в колонны для движения по дороге вдоль реки. Первые ряды останавливаются, задние стали подтягиваться. Остановилась и часть моего взвода. Все, кто выполнил сию команду или погибли или были ранены.
Настолько глупая команда, что даже спустя более чем 30 лет приходиться кусать локти от злости за решение принятое политработником - трусом.
Из 84 советских воинов, к 21 часу в штаб батальона, расположенный в 2-х километрах ниже по течению  из боя вышло 12 человек, Дидык, и еще несколько парней вышли позднее, утром 12 мая также вышли еще несколько бойцов.
Итоги боя:  40 убитых (по книге Памяти), 25 раненых - из 84, в живых осталось 18 человек (по Архиву МО РФ - данные о 31 погибшем согласно Боевого донесения КомБрига, которые позднее уточнялись) 

        Примечательная фотография: первый слева - Левчук И. - убит 11 мая
                                                           второй слева - ст.л-т Шорников Н. - убит 11 мая - один из виновников трагедии.
                                                           третий слева - я - л-т Котов И.В.
                                                           второй справа - Десевич Я. - убит 11 мая
                                                           крайний справа - Бенисевич - убит 11 мая.
                                                          

Не установленно, сколько бойцов умерло ПОСЛЕ 11 мая в госпиталях. Ко мне (мин.взвод 1 МСБ) из 4 раненых никто не вернулся, так как многие были тяжелые.

9.15 минут - А в рассположении основных сил штаба 1 батальона происходит следующие события. Капитан Князев расстреливает нескольких афганских мужчин, взятых для передачи ХАДу - афганской службе безопасности. Один из самых постыдных деяний советского офицера. Этот мужественный мужчина имел слабость к расстрелам. Вот и своего взводного вскоре расстрелял. Не прошло и года.

9.20 минут - Вновь в расположении 1-ой роты.  Как только рота выстроилась для движения на соединение с основными силами десанта по ним открыли огонь с трех сторон. Били более 100 стволов. "Работало" 2 ДШКа, около 50 автоматов и снайпера. Огненый шквал срезает половину подразделения. Ответный огонь. Попытка оказать сопротивление. Паника. Крики раненых. Все бегут к реке, где находят свою смерть. Гибнут Шорников (9.30 - 10.30) - смертельное ранение в спину в районе левой почки, Сальков получает тяжелое ранение (его вынесут из боя его бойцы, он умрет на руках прапорщика Акимова в 14.00), погибает Суровцев (9.30-9.40). В этот момент гибнет и большая часть моего взвода. Раненые плывут по реке или скрываясь ползут вдоль берега, укрываясь прибрежными камнями.

9.25 минут - Со стороны кишлака атака моджахедов под предводительством пакистанских инструкторов в черной одежде. (Позднее генерал Меримский пытал меня и Заколодяжного по вопросу существования такой одежды у духов).  В атаке - около 50 - 60 человек. Расстреливают лажащих на песке раненых. Некоторых добивают мачете. Остатки роты тонут в реке. Кое-кому удаётся попасть в стремнину и их выносит в район штаба батальона, расположенного в 2-3 км. от места боя. Страшно. Чтобы от него избавиться жмешь курок, как автомат меняя магазины. Вдали жуткий встречный бой гостки бойцов против духов.

9.30 минут - Контратака 5 или 7 человек из 1 роты и из взвода лейтенанта Суровцева (ВДВ), с автоматами наперевес бегут в сторону наступавших моджахедов.

9.45 минут - Организация обороны старшим лейтенантом Заколодяжным в крайнем доме кишлака Хара похожа на безумие, которому не учат в военных училищах. Стреляют человек пять, остальные в шоковом состоянии прячуться внутри дома и за стенами дувана. На фото старший лейтенант Сальков, один из трех погибших офицеров. Меня цепляет в левое бедро. Пуля на излете, поэтому я вытаскиваю её пальцами. Рядом Деревенченко прикрывает огнем. Вкалываю в себя 4 кубика промедола. Через пять минут начинаю ловить кайф.

9.55 минут - Спустя несколько минут вливаюсь с рядовым Деревенченко - все что осталось от моего взвода) в группу Заколодяжного. Общее количество военнослужащих, оборонявших дом составляло около 30 человек. Еще один мой боец скрылся в сорока метрах от места обороны основных сил - рядовой Дидык. Ему весь день пришлось драться в одиночку.

10.00 минут - И тут началась вторая волна атаки моджахежов. Практически полностью уничтожены остатки первой роты, скрывшейся в складках местности. На берегу тела убитых около 10-15 человек. Остатки добрались до штаба батальона ближе к обеду. Кто-то окопался на берегу (если позволял рельеф). Те, кто остался на берегу погибнут в ближайшие два часа. В этот момент ст.л-т Заколодяжный ставит АГС на бруствер дувана и практически в упор расстреливает атакующих душманов. Он чем-то напоминает Бога войны. Орет что-то. Свистят пули. Падают раненые. А ему хоть-бы хны. Мочит и мочит духов, пока не кончаются боеприпасы.
с 10 до 12 часов атаки длятся непрерывно. Новая атака начинается как заглохнет предыдущая. Впервые встречаемся с тактикой, применяемой моджахедами. Весь огонь пулеметов и автоматов они направляют на обороняющихся, а другая часть моджахедов бежит без выстрелов к дому, где сидят советские воины. На пике боя мы вызываем огонь артиллерии на себя. Радист - парень не потерявший присутствия духа, как робот постоянно передает сообщения в батальон. Мужественный пацан.

12.00 часов - Постоянно просим оказать помощь с воздуха или огнем арт.батареи. Чувствуем, еще немного... и кирдык. Ни разу ни до этого боя, ни после не приходилось жать на курок в течении двух часов подряд. Болит плечо и кровоточат пальцы. Все вымотаны. Что говорить о духах. Эти еще и бегают. Наверно накурились марихуаны, суки. Пока МИ-8 обрабатывали вершины гор, снижая эффективность атак душманов, удается перекусить. Не поверите, лично видел бойца, рубавшего из банки перловой каши, между приемами пищи, стрелявшего из АК-74. У нас потери составляют человек 10. Трупы складываем неподалеку в глинобитное строение, раненые лежат неподалеку. Их немного. Со стороны зарывшейся в песок роты перестают раздаваться ответные выстрелы.

 12.30 минут - Арт.батарея начинает работу. Сделан 1 выстрел прямо в гущу атакующих душманов. Потери у них колосальные. Возможно, человек 7-8 разнесло в клочья. Снаряд 122 мм разорвался в 20 - 30 метрах от нас. Грохот, я вам скажу, впечатляет. Заложило уши. Все родные рожи, окружавшие меня оказались в пыли. Которая расстаяла спустя несколько минут. Второй вытрел пришелся на взвод 3 роты, зарывшейся на гребне вершины, стоящей под директрисой полета снаряда. Убило двоих. По этому квдрату артиллерия больше не работала, и-за вероятности поразить своих.
По данным генерала Смирнова О.Е. артиллерия тогда нанесла огневой удар по базам душманов, выплюнув более 600 снарядов. Удар пришелся на возможные места скопления духов на всю глубину Чардаринского ущелья. Я читал его мемуары про бой в Харе - мура полнейшая. Но об этом ниже.
В этот момент видим приближающийся МИ-8 (если не изменяет память). Уверенный голос пилота: - Ребятя, обозначьте себя.... (и) Где отработать?
Не поверите, на глаза навернулись слезы...

13.00 часов - Начинается работа вражеских снайперов. Жара более 50 градусов. Нет воды, кончаются медикаменты. Потеряно еще двое бойцов. Один из них бегал к реке, находящейся в 50-60 метрах. Ему удалось принести около 5 фляжек с водой. Но сам он погиб. Эти глотки воды спасают жизни остальным. Не всякий способен пойти на такой мужественный шаг. Второй был убит, когда ел, прислонившись спиной о стену дувана. Упал, практически без крика. К тому времени интенсивность боя приблизилась к нулевой отметке.

16.00 часов - Моджахеды направляют к нам парламентера. Он приближается на растояние 20-30 метров. Высокий, с белым флагом в левой руке. Что-то кричит, размахивая полотнищем. Предлагает сдаться? Все в доме держат его на мушке. По приказу Заколодяжного его "снимает" снайпер. Око за око. Узнаем, что в расположении штаба батальона тяжело ранен прапорщик Акимов. Двойное ранение руки и проникающее грудной клетки.
На фото - связист Юрий Токарь весь бой бывший на связи.

До 17.00 - Передышка. Ни выстрелов, ни атак. Замечаем, что через реку по переправе, метрах в трехстах от нас, направляются на "наш" берег около сотни моджахедов (возможно их было человек двадцать, но у страха глаза велики). "Это - конец" - шепчет мне мой рассудок. Превосходство противника над нами достигает 20 (или 10-ти) кратного перевеса! В общем, хрен его знает, какого. Но ИХ гораздо больше, чем НАС. Шанс выжить в таком бою равен нулю. Начинает темнеть.

17.10 минут - Вновь атакуют моджахеды. Атаки грамотные. Огнем ДШКа подожгли крышу строения, где скрывались основные наши силы. Погибает еще один парень, решивший сменить диспозицию. Ему в грудь попадает пуля ДШК. Темнота становится гуще. От огня над головой, от сумрачного монолога Заколодяжного, который можно выразить тремя словами: - Игорь, ним пиздец! 
Перемещаемся как змеи, или как черви. Любое сравнение подходит. Прижимаясь пузом к земле и царапая яйца о камни.

18.50 минут - Моджахеды прорывают линию обороны. Они за стеной. Слышны их перекрикивания  между собой. Несколько духов залезают на крышу ближайшего строения и стреляют сверху. Но мы еще живы и способны бросить гранату метров на 10, чтобы их осколки накрыли духов как зонтиком. Расскажу, как.
Берешь гранату (Ф-1), прижимаешь ребристое тело большим пальцем руки, дергаешь кольцо, разжимаешь пальцы рук. Предохранительная скоба отлетает (граната все еще в руках), и лишь затем бросаешь её за дуван. Разрыв раздается почти мгновенно.
Если раньше раненых и убитых складывали внутри строения, то сейчас не до них. Они валяются под ногами мешая живым. От крови скользят ноги. Тошнит от трупного запаха. Самыя яростные минуты боя, когда между противниками растояние сужалось до пяти - шести метров. Практический лишь толстый дуван разделял противобордствующие стороны. Время сжимается до плотности металла.

19 часов - Выдвижение в сторону Хары роты Какимбаева одним из взводов командовал Мамыркулов Алик. Возможно они вышли гораздо раньше, еще при свете. Его взвод находился на высоте, если по прямой - 2-2,5 км от нас. В горах, если топать ножками, - все пять или шесть километров. А если еще и в ожидании огня противника - время на движение составит не менее 3 - 4 часов.
 
До  19.30  - Пытаясь сдержать моджахедов на приемлемом расстоянии, стреляем в ночь без перерыва, благо патронов навалом. И постоянно бросаем гранаты. Лишь бы куда. В живых осталось не более 15 человек (с учетом раненых). На помощь УЖЕ НЕ НАДЕЕМСЯ.
За голову рядового - награда - 150.000 афгани, за голову офицера - 250.000 афгани. Для афганцев это целое состояние.
Решение прорываться самое правильное. Иного выхода просто нет. Сил нет держаться. Хочеться спать. Некоторые засыпают находу, не смотря на визг пуль. Если останемся - погибнут все. Духи вокруг. Рвется кольцо блокады.  Рукопашный бой против более чем двадцати моджахедов (по восспоминанию Заколодяжного). Деремся прикладами и кулаками. Штык-ножей нет. Крики раненых с одной и с другой стороны. Такого мне никогда не суждено больше увидеть. Только в кинотеатре в дебильном фильме 9 рота много лет спустя. Удается прорваться к реке. Слышится шум боя в горах, недалеко от места прорыва.
Часть тяжелораненых осталась в том доме, который мы покинули. Так уж случилось, я оторвался от основной группы. И то, что сейчас расскажу - со слов Зэка.
Как только наши бойцы покинули глинобитный дом, духи практически мгновенно вошли в него. Зэк говорил, что со стороны дома стали раздаваться крики наших тяжелораненых пацанов, вытащить которых мы практически не могли, ибо каждый тащил какой-то груз. Там духи резали тех, кто остался. Этот факт не могу ни подтвердить, ни опровергнуть.
На фото - Заколодяжный - и.о. командира 1 роты.

21.00  - Остатки десанта бредут вдоль берега по глотку в воде. Раненых тащат на себе. По дороге рыщут душманы. Ледяную воду мы почти не чувствуем. При  опасности замираем, направляя стволы в сторону берега. Холод пронзает тела. Темень - выколи глаза. Сколько нас тогда вышло? Хрен его знает, думаю человек десять, двенадцать, пятнадцать. Помню, пока шли, мне глотку сжимал раненый, которого я тащил на себе. А когда мы добрались до своих, он оказался мертв. Медленно вылезаем из реки. Нет сил встать на ноги. Сидим, отдыхаем. Лишь, спустя некоторое время, бредем дальше. В рассположение штаба батальона (в 2-3 км. ниже по течению реки) прибываем ночью. Останавливает нас голос часового "Стой, кто идет!". На глазах слезы от радости, что вырвались к своим.

А в штабе ВСЕ СПЯТ. 

Сладко спит исполняющий обязанности командира МСБ Косинов, спит Князев - и.о. начальник штаба батальона.
Когда я вошел в хибару, где тот устроился, он встретил меня словами "чего так долго?".
13 мая 1980 года вновь идем сквозь Хару. Никого из вышедших из окружения не отправляют в тыл. Всем все по хрену.   Даже через двое суток после боя на берегу реки насчитываем около 40 трупов моджахедов и несколько трупов наших бойцов. Приезжают корреспонденты. Двое. Из Москвы. Главное действующее лицо в беседе - капитан Косинов. Такое ощущение, что не будь его, погибли бы все. Он подвижен и с удовольствием рассказывает про ужасы встречного боя.  Неизвестно откуда появляются штатный комбат Перевалов и начальник штаба Олейнич. Капитан Олейнич в лицо капитану Косинову говорит: "Положил весь батальона". По своему он прав. Но Косинову по "барабану" он уже видит себя с "Орденом Боевого Красного Знамени" на груди. Представления на себя, на Князева и на Шорникова отправляны одним рейсом.
14.20 Ст.л-та Заколодяжного и меня вызывают на беседу с генералом Меримским (прозванным солдатами генерал-смерть) и подполковником Смироновы. Разговор происходит у одного из старых захоронений. Практически на кладбище. В десяти метрах сидят на корточках все выжившие в том бою. Начальство без погон в навороченных маскировочных куртках с карманами. Смирнов выше Меримского сантиметров на 10-12. Меримский "песочит" Заколодяжного. Слышна фраза:
- А где была разведка? Какие пакистанцы? Куда пошли?
Сергей Заколодяжный что-то отвечает. Говорит об огненом мешке (см.выше). И тут генерал обращается ко мне.
- А вы где были лейтенант?
Отвечаю фразой типа... "стреляли, не было возможностей...не поднять головы. В общем, война была, товарищ генерал". Генерала сей ответ взбесил. Он покраснел, заорал, и стал приводить сравнения с Великой Отечественной войной. Когда с неба сотни бомб падали на землю.
Последнюю фразу беседы помню до сих пор.
".... ни кого не награждать".
На поле боя валялось около сорока! трупов душманов, а все ущелье "зеленело" от поминальных лент, повязанных на шесты в местах свежих захоронений. По данным разведки, убитых "духов" было более 200 воинов, но это за всю операцию, проводимую нашими войсками в Печдарьинском ущелье, длившейся до конца мая 1980 года.
Этот бой - не самая лучшая часть восспоминаний. И факт, это самый тяжелый бой, в котором участвовала 66 бригада. Самый тяжелый бой, в котором участвовал 1 батальон.
 Вернуться



Нравится Друзья
 

Дата: 17.12.2017 г.
Время: 12 ч. 42 мин.

17 Декабря 2017 г.
Пн   4111825
Вт   5121926
Ср   6132027
Чт   7142128
Пт18152229
Сб29162330
Вс310172431

на сайте
Гостей: 8
Пользователей: 0
Поисковых роботов: 2
Yandex; Bing;
Всего: 10

[AD] [AD] [AD]
[AD] Раскрутка сайта, контекстная реклама [AD] [AD]
Проверить тиц и PR free search engine website submission top optimization

                                                                                © 2007-2017 г. Все права принадлежат Котову Игорю Владимировичу и защищены Законом.