Алма-ата Тревога Марш Север Хара После Речеван Медрота 1980 год Замкомбриг Тора-Бора Уроды
  



 

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ

 

186 мотострелковый полк, расквартированный в г. Алма-Ата (САВО) поднятый по тревоге в ночь на 26 декабря 1979 года вошел на территорию ДРА в ночь с 3 на 4 января 1980 года. Первым из батальонов ступиший на землю Афганистана, был первый батальон под командованием старшего лейтенанта Перевалова.
Отдельной главы требует описание подготовки к маршу и вторжению в Афганистан. Я в тот момент служил в первой минометной батарее капитана Князева Юры, лишь 4 месяца назад выпустившись из ТВАККУ - артиллерийского училища в г.Тбилиси. Кто такой Князев? Старый офицер без перспектив на выдвижение, любитель алкоголя. Роста около 165 см, с выпученными глазами и слэнгом, присущим лищь таким как он "карьеристам". В нашем мотострелковом батальоне их было трое - младщих офицеров спаянных аркоголем и совместными похождениями в ресторан. И полный отсутствием  переспектив на выдвижение. Косинов Володя  - командир 1-ой роты, его замполит Шорников Николай и командир 1-ой минометной батареи Князев Юра. Лидером сей троицы был капитан Косинов. Самый взрослый из них, к моменту вторжения перешагнувший 30-летний рубеж. По моим меркам молодого лейтенанта - дремучий дед.
Но мы отвлеклись.... 
Боевая тревога застала меня возвращающегося с тренировки по каратэ из спортзала СКА САВО вечером 25 декабря. Удивила странная активность личного состава и неожиданно большое количество генералов, снующих по плацу словно бездомные собаки, норовившие кого-нибудь укусить. Таких взмыленные бойцы обегали стороной, не рискуя попасться на глаза.
Переодевшись на скорую руку, я побежал в свой батальон. Невообразимая бестолковщина царила в одноэтажной казарме подразделения и некая аура чего-то нового, еще не испытанного в жизни.
Я уж и не помню, кто первым произнес это слово, но оно надолго поселилось в моих мозгах. Война! И этим все сказанно. Вот только не понятно было с кем. То ли в Афганистан идем, то ли в Иран, где также намечались серьезные перемены. Революций, блин! И самое важное - с кем война?
На развертывание, доукомплектование, замену тягачей и другой неисправной техники ушло около трех суток, и все это время шла интенсивная идеологическая работа с паралельным обменом слухов, и не понять, где была зарыта правда, а где вымысел. Чего только не придумывали местные лицедеи о спешных сборах полка, откровенно называемого "паркетным". Для достаточно прослуживших сиё слово переводить не надо, для тех кто не служил объясню - паркетными называли подразделения, в которых внешний облик не соотвествовал внутреннему. Вроде бы хорошее подразделение, а внутри - труха. И чтобы заразиться этой трухой нужно было время. Офицеры, достигшие 25 - 27 летнего рубежа и находящиеся на должности более 3-5 лет и были той самой трухой. Но в полку служило еще масса молодых офицеров, пришедших из училищ год или два назад. Они и стали костяком той самой 66 бригады, о которой следовало сложить песню.
Но продолжим... На фотографии сверху - начальник артиллерии полка полковник Мартынюк. Один из самых замечательных людей, с кем сталкивала меня жизнь.
 


В условиях противостояния с США, на дворе 1979 год! мы всегда имели ввиду где-то глубоко в себе и верили в возможный конфликт именно с Америкой, и не имело значения какая прослойка стояла между нами: Афганистан или Иран. Тогда мы были молоды и перед нашими ногами лежал весь мир. По большому счеты, нам было все равно кого рвать на части. Америку или Иран, Афганистан или НАТО. Присущая лишь молодым людям наглость, нам казалось, что в мире нет таких преград, которые невозможно преодолеть.
Огонь, горящий в наших сердцах, немного притушил Афганистан. Но его частица, тлевшая глубоко в груди, еще долго не затухала во мне, кидая во всевозможные авантюры. Пожалуй лишь сейчас я начинаю чувствовать в себе только головешки того огня.
Тем временем 186 полк, укомплектованный по штату военного времени, т.е. призванными из запаса "партизанами" потихоньку вкатывался в боевую жизнь. Командиры делали записи в формулярах, составляли боевые расчеты и боевое расписание, старшины выдавали оружие и получали на складе боевые патроны, грузили на тягячи ГАЗ-66 120 мм минометы... в общем, прощались с мирной жизнью. Кто как мог.
Командир первой минометной батареи Князев уже был "под мухой"( а в состоянии алкоголя он был с того самого момента, когда понял что идем на войну), и, судя по вывалившимся из глазниц зрачков, накатил он за последние сутки не мало. Однажды даже командир батальона старший лейтенан (или уже капитан?) Перевалов, не выдержав такого отношения к процессу подготовки к войне, выломал ногой двери каптерки подразделения, за которыми сам Князев, а также приписанный к батарее прапорщик, осушали бутылки припасенной водки, стремясь утопить в алкоголе свой страх, начавший грызть душу старого капитана и еще более старого прапора.
Откуда они узнали, что идем в Афган не пойму. Секретность тогда была не то, что сейчас. Но уже ТОГДА, из полка срывались все, кто мог себе это позволить, куда угодно, лишь-бы не попасть на фронт. Что только не придумывали. И болячки разные, и возраст не тот, и семья да дети, и просто не охота умирать. Но это частности...
Но, об этом и подробно - в книге, а сейчас немного о подразделении, где пришлось воевать. И большую часть в 66 ОМСБр - в которую преобразовался 186 полк 1 марта 1980 года, когда за спиной были и Тулукан, и Файзабад, разгром восставшего артиллерийского полка (ДРА), рысканье по складам и первые трофеи. Сиё событие произошло, когда полк расквартировался в пригороде Кабула.
В столице Афганистана шли нескончаемые митинги против вторжения советских войск в их страну. Выезд в город был под строжайшим запретом. Если и удавалось попасть в город, то шли по боевому. С задраенными люками бронетехники и на максимальной скорости. Апельсинами нас никогда не встречали, как впоследствии писала советская пресса, так же как и огнем гранатометов. Первые отряды ополчения были только сформированы и не имели боевой практики. Лишь на Пакистанской границе, где гражданская война шла несколько лет, находились душманские отряды способные не только противостоять внешней агрессии, но и переломить ситуацию в свою пользу.
Ниже на фото - офицеры полка.
 


Батальон, на первый взгляд, ничем не отличался от таких-же МСБ других полков. Ну, может, порядка после Талды-Кургана (откуда я перевелся в Алма-Ату) было поболее. Как любил говаривать капитан Князев: "... наступила ночь и в стране дураков началась работа".
Продолжение следует....
Вернуться



Нравится Друзья
 

Дата: 28.04.2017 г.
Время: 17 ч. 07 мин.

28 Апреля 2017 г.
Пн   3101724
Вт   4111825
Ср   5121926
Чт   6132027
Пт   7142128
Сб18152229
Вс29162330

на сайте
Гостей: 53
Пользователей: 0
Поисковых роботов: 0
Всего: 53

[AD] [AD] [AD]
[AD] Раскрутка сайта, контекстная реклама [AD] [AD]
Проверить тиц и PR free search engine website submission top optimization

                                                                                © 2007-2017 г. Все права принадлежат Котову Игорю Владимировичу и защищены Законом.